English Español Português हिन्दी Chinese

Kyōichi Sawada (Japan), A mother and her children wade across a river in Vietnam to escape US bombing, 1965.

Кеити Савада (Япония), Женщина с детьми переходит вброд реку во Вьетнаме, спасаясь от американской бомбежки, 1965.

 

Дорогие друзья и подруги,

Приветствую вас из кабинета Tricontinental: Института социальных исследований.

В середине октября Международный валютный фонд (МВФ) опубликовал свой доклад «Перспективы мировой экономики», в котором были представлены некоторые головокружительные данные. По оценкам МВФ, к 2020 году мировой валовой внутренний продукт (ВВП) сократится на 4,4%, а в 2021 году мировой ВВП вырастет на 5,2%. Стагнация и упадок определят экономическую активность как в Европе, так и в Северной Америке, а также в таких крупных странах, как Бразилия и Индия. Учитывая вторую волну коронавируса в Европе и то, что первая волна не была взята под контроль в Бразилии, Индии и Соединенных Штатах, вероятно, что эти оценки МВФ могут еще больше снизиться.

Между тем, данные по Китаю весьма поразительны. На долю Китая будет приходиться абсолютное большинство, а именно 51% мирового роста. Исходя из данных МВФ, другими участниками мирового роста будут в основном азиатские экономики, имеющие прочные торговые отношения с Китаем, а именно Южная Корея, Индонезия, Филиппины, Вьетнам и Малайзия. В 2020 году Государственный комитет по развитию и реформам КНР (China’s National Development and Reform Commission, NDRC) не установила никаких целевых показателей роста из-за наступления Великой Самоизоляции. Однако в Центральном Комитете Коммунистической партии Китая глава NDRC, Нин Цзичже, заявил, что целевые показатели будут установлены на 2021 год, однако он повторил, что целевые показатели роста будут направлены не только на рост ВВП, но и на “устойчивое улучшение качества”, что означает снижение уровня бедности. После встречи заместитель главы Национальной комиссии здравоохранения Юй Сюэцзюнь заявил, что десять миллионов семей, которые скатились в нищету из-за сбоев в экономике вызванные пандемией коронавируса, снова были вырваны из нищеты.

 

Zarina Hashmi (India), Srebenica from These Cities Blotted into Wilderness, 2003.

Зарина Хашми (Индия), Сребеница из этих городов, превращенных в пустыню, 2003.

 

Учитывая продолжающиеся сбои в экономике, вызванные вирусом, и неопределенность в отношении вакцины, странам мира следовало бы ослабить напряженность и расширить сотрудничество. Организованный Всемирной Организацией Здравоохранения обмен информацией и персоналом для того, чтобы разорвать цепь распространения инфекции, укрепил бы разрушенные системы общественного здравоохранения. Тем не менее, это именно то, что страны, наиболее пострадавшие от коронавируса — Бразилия, Индия и Соединенные Штаты — отказываются делать (и это именно то, что поощряется социалистическими странами, такими как Китай и Куба).

В то время как Соединенные Штаты продвигают программу “вакцинного национализма”, используя все возможные средства для обеспечения вакцины для жителей США, не обращая внимания на остальную часть населения мира или игнорирование вирусами границ, Китай и Куба призывают к “народной вакцине”. Этот подход, ставящий общественное здравоохранение выше прибыли, выступает за то, чтобы все те, кто ищет вакцину, объединили свои патенты и поделились технологиями, связанными с COVID-19. В настоящее время Китай официально присоединился к сотрудничеству в COVAX-платформе, организованной ВОЗ и другими организациями, которая будет “поддерживать исследования, разработку и производство широкого спектра кандидатов на вакцину COVID-19”. Платформа включает 184 страны, но не крупнейшие капиталистические державы. На брифинге для прессы Чжао Лицзянь сказал: “С четырьмя кандидатами на вакцину, входящими в третью фазу клинических испытаний, Китай является самодостаточным в производстве вакцин. Тем не менее, Китай решил присоединиться к COVAX. Цель состоит в том, чтобы содействовать справедливому распределению вакцин посредством конкретных действий, обеспечить поставки вакцин в развивающиеся страны и мотивировать более способные страны присоединиться к COVAX и поддержать его”.

Тем временем, по мере развития этих международных инициатив, Соединенные Штаты неистовствовали по всему миру, стремясь преуменьшить роль Китая, но не предлагая взамен ничего продуктивного. В Южной Америке США разработали программу под названием «Экономический рост в Северной и Южной Америке» (или América Crece), цель которой — привлечь финансирование частного сектора США для вытеснения китайских государственных инвестиций. В Африке и Азии, США создали корпорацию Millennium Challenge Corporation, чтобы предоставить скромные средства в качестве вызова китайской инициативе «Один пояс и один путь». Помимо этих инвестиционных инструментов, Соединенные Штаты укрепили свой военный союз с Австралией, Индией и Японией, известный как Четырёхсторонний диалог по безопасности (Quadrilateral Security Dialogue, Quad).

Индия и Соединенные Штаты недавно подписали Базовое соглашение об обмене и сотрудничестве (Basic Exchange and Cooperation Agreement, BECA), когда госсекретари США (Помпео) и обороны (Эспер) посетили Индию в октябре. Чтобы лучше понять контекст этого важного соглашения, Институт социальных исследований Tricontinental, поговорил с Пракашем Каратом, членом Политбюро Коммунистической партии Индии (Марксистская) и автором книги Подчиненный союзник: ядерная сделка и индийско-американские стратегические отношения (Subordinary Ally: The Nuclear Deal and India-US Strategic RelationsLeftWord Books, 2007).

 

 

Tricontinental: Министр иностранных дел Индии д-р С. Джайшанкар говорит, что Индия не является частью американской “системы альянсов”, но с подписанием BECA кажется, что эта нерешительность теперь исчезла. Является ли Индия теперь полностью в союзе с США против Китая?

Пракаш Карат: Создание военного союза между США и Индией идёт уже давно. То, что мы наблюдаем, — это развертывание структуры соглашения по обороне, которое было подписано в 2005 году тогдашним правительством ОПА [Объединенного прогрессивного альянса]. Эта структура была обновлена через десять лет правительством Моди в 2015 году. Институционализация различных аспектов этой структуры в настоящее время завершена подписанием BECA. Именно после того, как правительство Моди вступило в должность, этот процесс был ускорен. Соглашение о логистических поставках было подписано в 2016 году. Это был поворотный момент. Впервые Индия согласилась разместить вооруженные силы иностранного государства в наших портах и авиабазах для заправки топливом, ремонта и технического обслуживания. Это похоже на Соглашения о закупке и перекрестном обслуживании (Acquisition and Cross Servicing Agreements), которые США имеют со своими союзниками по НАТО. За этим последовало соглашение COMCASA [Communications Compatibility and Security Agreement (Соглашение о совместимости и безопасности связи)] о сохранении конфиденциальности американского коммуникационного оборудования, поставляемого в Индию, а теперь и соглашение о геопространственном сотрудничестве. Все эти так называемые основополагающие соглашения связали индийские вооруженные силы с американскими военными. В структуре соглашения также содержится положение о совместной деятельности в третьих странах.

Если это не военный союз, то что же тогда? Министр иностранных дел лукавил, чтобы поддержать фикцию о том, что Индия не является частью какой-либо системы альянсов.

Tricontinental: В планируемых военных играх участвуют все члены Quad. Это имеет особенную важность?

Пракаш Карат: Четырёхсторонний диалог по безопасности был впервые задуман в 2007 году, в которые вошли Япония, Австралия, США и Индия. Но он не мог стартовать по разным причинам. Были возражения Китая против такой антикитайской платформы. Австралия, после того как правительство лейбористов вступило в должность, пошла на попятную. Но до этого были совместные военно-морские учения между четырьмя членами Quad и Сингапуром, недалеко от Бенгальского залива.

В 2017 году Quad был возрожден в рамках Индо-Тихоокеанской стратегии администрации Трампа. Во времена Обамы это называлось Азиатско-Тихоокеанской стратегией. С ростом конфронтации Китая с США Quad приняла военную форму. Малабарские учения были в течение трех десятилетий ежегодными совместными военно-морскими учениями между американским и Индийским флотом. Левые партии были против них с самого начала. Теперь, под руководством США, он расширился: сначала до трехсторонних учений, включая Японию, а в этом году (фактически с 3 ноября) это стало делом четырех стран, с добавлением Австралии.

Значение Quad состоит в том, что он показывает, что Индия стала военным союзником США, как и традиционные союзники США — Япония и Австралия. Это является успехом для трехдесятилетнего плана Пентагона по привлечению Индии в качестве стратегического союзника в Азии, предназначенного для сдерживания Китая.

Tricontinental: Является ли хорошей идеей для Индии противостоять Китаю только по экономическим соображениям? Разве Индия не должна стремиться к диалогу и расширению торговых связей с Китаем, а не переходить на военные рельсы, тем более что ВВП Индии также будет снижаться и дальше?

Пракаш Карат: В постпандемический период Индии необходимо будет расширить свои экономические и торговые отношения с Китаем, чтобы способствовать её восстановлению и дальнейшему росту. Учитывая тот факт, что экономика Китая станет главным фактором восстановления мировой экономики, крайне недальновидно думать об ограничении инвестиций и торговли с Китаем. Уже введены некоторые ограничения. По словам министра финансов Индии, в некоторых отраслях производство возродилось, например в сталелитейной промышленности, благодаря экспортным заказам из Китая.

В интересах Индии было бы решить вопрос индийско-китайской границы путем переговоров на высшем уровне, и пусть это не затрагивает другие сферы наших отношений. Но дело в том, что у правительства Бхаратия Джаната парти (Bharatiya Janata Party) [правящая партия] идеологические шоры.

 

 

K. G. Subrahmanyan (India), The City is Not for Burning, 1993.

К. Г. Субраманян (Индия), Город не для сожжения, 1993.

 

В 1965 году, когда Индия и Пакистан вступили в очередную войну, Сахир Лудхианви, один из великих поэтов урду своего поколения, написал стихотворение под названием «Ai Sharif Insano» («О, Благородные души»). Она начинается с краткого изложения того, почему война так ужасна, ведь, в конце концов, война приносит огонь и кровь, голод, нужду и лишения. Как насчет войны против капитализма, предлагает Сахир, а не войны, которая поглощает “кровь человеческих существ”?

Jang sarmaaye ke tasallut se
Aman jamhoor ki khushi ke liye
Jang jangon ke falsafe ke khilaaf
Aman pur-aman zindagi ke liye

Веди войну против тисков капитализма
Ищи мира для счастья простолюдина
Веди войну против философии войны
Ищи мира для мирной жизни.

Это мудрые слова для нашего времени.

С теплотой, Виджай.