English Español Português Français हिन्दी Deutsch 简体中文

Luc Kordas, Coney Island, 2016.

Coney Island / Кони-Айленд, 2016. Luc Kordas / Люк Кордас.

Дорогие друзья и подруги,

Приветствую вас из кабинета Tricontinental: Института социальных исследований.

SARS-Co-2 или COVID-19 быстро движется по планете, не оставляя ни одного региона нетронутым. Это сильный вирус, с достаточно длительным инкубационным периодом, чтобы скрыть симптомы и, следовательно, захватить все больше и больше людей в свои смертоносные объятия.

Медленно мир закрывает двери, в то время как нас охватывает страх.
Но страх — это не выход. Этот вирус смертельно опасен, но не только он порождает страх. Многие в мире испытывают страх, потому что люди понимают, что мы живем в институциональной пустыне, что наши избранные лидеры в большинстве своем некомпетентны, и что мотив прибыли сосредоточил так много человеческого потенциала на деньгах, а не на человечестве. Глубокое одиночество, окутавшее мир подобно савану, происходит от этого осознания в той же мере, что и от вынужденной социальной изоляции. Большинство глав правительств по всему миру полагаются на страх, чтобы сбить с толку своё население; они процветают от паники того или иного рода. У них просто нет моральной основы, чтобы вести нас, когда эта пандемия проносится через наши жизни.

 

Haris Nukem, Counting Blessings, 2019.

Counting Blessings / Считая Благословения, 2019. Haris Nukem / Харис Нукем.

В неожиданном месте, в Financial Times, редактор отдела Африки, Дэвид Пиллинг пишет о катастрофе, вызванной переходом от государственного здравоохранения к частному. Существует, пишет он, “искушение рассматривать здоровье как что-то личное”, поскольку неинфекционные заболевания, такие как рак, гипертония и диабет, затмили другие недуги; противоядие от этих недугов рассматривается, как нечто индивидуальное (фитнес-режим) и частное (дорогая медицинская страховка). По мере того, как частные медицинские учебные заведения, частные больницы и частные фармацевтические компании расцветают, государственная система увядает. Это развитие событий, отмечает Пиллинг “игнорирует два факта. Одна из них заключается в том, что все наиболее эффективные меры в области здравоохранения — от чистой воды до антибиотиков и вакцин — являются коллективными мерами. Вторая заключается в том, что инфекционные болезни не были побеждены. Их в лучшем случае держали на расстоянии”. По мере развития этой катастрофы нет никакой альтернативы переносу приоритетов с приватизации на создание надежного государственного сектора, по крайней мере в области здравоохранения.

Даже в самых обветшалых системах здравоохранения, каннибализированных политикой жесткой экономии, именно медсестры и врачи, фельдшеры скорой помощи и санитары проявляют героизм в своей работе; врачей и медсестер, уже вышедших на пенсию, теперь снова просят вернуться, и теперь они работают долгие часы без отдыха. Они работают сверх изнеможения, чтобы остановить волну эпидемии. В этом искалеченном мире те, кто связывает нас узами любви и братства, — наши герои, прекрасные люди, готовые подвергнуть себя опасности, чтобы защитить своих ближних. Людям, занятым уходом. — будь то в семьях или в учреждениях — никогда не отдавали должное за то огромное бремя, которое они взвалили на свои плечи, в то время как политики опустошали государство и общество. Я бы предпочел планету медсестер, планетe банкиров.

 

Thami Mnyele, Things Fall Apart, 1976.

Things Fall Apart / Распад, 1976. Thami Mnyele / Тами Мниеле.

Новости из Италии пугают, но это только прелюдия того, что может произойти, если вирус проникнет в фавелы и трущобы мира. Является малоизвестным фактом то. что испанский грипп 1918-1919 годов оказал свое самое губительное воздействие в Западной Индии; из миллионов, которые умерли во время этой пандемии, 60% были из этой части Индии, и те, кто умер, уже были ослаблены недоеданием, навязанным британской колониальной политикой. Сегодня голодные живут в этих нагромождениях трущоб, которые до сих пор не были сильно поражены вирусом. Если смерть начнёт бродить по этим районам, где медицинская помощь была серьёзно подорвана, то число тех, кто умрет, будет ужасающим, а убожество классовых различий в морге будет вопиющим.

Поэтесса, Маргарет Рэндалл, чьи мемуары «Я никогда не оставляла мой дом» (I Never Left Home) недавно были опубликованы, прислала нам стихотворение, которое является отголоском времени, в которое мы живём:

COVID-19
Когда количество смертей, возможно,
Достигнет миллионов,
Возможно,
Кто-то кого ты любишь умрет.
Мор древних времен нас посещает вновь,
И мы пытаемся
Быть в безопасности,
Быть в здравом уме и быть опорой для других,
Помогать соседям, покупать только то
Что нам нужно,
С магазинных полок, опустошенных
Страхом.
Давайте делиться масками,
Как китайцы,
И мыть руки
В молчаливой молитве.
Давайте петь с балконов
Придуманных и настоящих,
Как итальянцы в всеобщем карантине.
Давайте будем добры к друг другу
И найдем лекарства
И решения,
Которые безответственные лидеры
Ставят под риск.
Если это Испытание
Выйдем из него с достоинством,
Если репетиция
Давайте наконец научимся жить в мире. 

Chinese doctors in the Altai mountains.

Китайские врачи в горах Алтая.

Люди на протяжении веков сталкиваются с великими горестями, с малопонятными смертельными катастрофами, самыми известными из которых являются чума и холера. Когда случаются катастрофы, именно женщины, медсестры, матери и сестры, часто удерживают общество вместе. Таинственных и мистических объяснений было предостаточно. Наука помогла нам преодолеть глубокий фатализм, который сбивал людей с толку; теперь мы ищем объяснения в секвенировании генов и создании вакцин. Именно вера в разум, науку и солидарность сподвигла китайских врачей и медсестер отправиться в отдалённые уголки своей родины, такие как Алтайские горы, чтобы вылечить людей и сдержать этот опасный вирус, который захлестнул нас тревогой и смертью; именно это отправило их вместе с кубинскими врачами в Иран, Ирак и Италию, чтобы помочь странам, попавшим в беду. Их прибытие напоминает нам о уже вековой традиции социалистических врачей и медсестер, которые становились на путь международной солидарности ради человечества. Это люди, которые разделяют этику индийских коммунистических врачей с их народными поликлиниками, о которых мы писали в досье №25 (февраль 2020 года). Такова социалистическая традиция.

 

Sanctions are a crime, Caracas, Venezuela, 2020.

Санкции — это преступление, Каракас, Венесуэла, 2020.

А еще есть империалистическая традиция. В то время как COVID-19 распространяется, и Иран поражён особенно сильно, гуманитарная реакция со стороны Соединенных Штатов должна была бы положить конец всем убийственным санкциям и позволить Ирану импортировать медицинское оборудование и материалы. То же самое относится и к Венесуэле, где COVID-19 уже начал свой марш. Паола Эстрада из Интернациональной Народной Ассамблеи (International People’s Assembly) и я поговорили с министром иностранных дел Венесуэлы, Хорхе Арреасой, который сказал нам, что его страна сталкивается с “трудностями в своевременном приобретении лекарств”. Но Венесуэле, как и Ирану, помогают китайцы, кубинцы и Всемирная Организация Здравоохранения. Они полны решимости прорвать эмбарго империализма и разорвать цепь передачи вируса. “Санкции — это преступление”, — говорят в Венесуэле. В разгар этой пандемии односторонние санкции США приобретают особенно криминальный характер.

 

Не менее преступным является и продолжающаяся осада сектора Газы (Палестина), с двумя миллионами человек в ловушке израильской блокады, в глубоко перенаселенном районе. Палестинским медсестрам, врачам и медицинскому вспомогательному персоналу, а также учителям и социальным работникам, в полной мере не отдают должное за то, что они поддерживают Палестинское общество живым и стойким и на протяжении десятилетий удерживают вместе свое хрупкое общество. Одной из них была Разан аль-Наджар, двадцатиоднолетний медик, которая ухаживала за безоружными протестующими во время Великого Марша Возвращения; в них стреляли израильские снайперы. Один из снайперов нацелил на нее свою винтовку и намеренно убил ее 1 июня 2018 года. Есть тысячи медсестер, врачей и медицинских работников, таких как Разан аль-Наджар, которые упорно трудятся, чтобы поддерживать коллапсирующее общество в Йемене, где — из-за войны Саудовской Аравии/ОАЭ — более половины населения не имеет самого элементарного здравоохранения и питания. Страшно представить какое бедствие COVID-19 может вызвать в Газе и Йемене? Эта блокада, эта война должны закончиться.

Malak Mattar, Gaza lockdown before the coronavirus, 2020.

Gaza lockdown before the coronavirus / Изоляция сектора Газы до коронавируса, 2020. Malak Mattar / Малак Маттар.

Всемирная Организация Здравоохранения упорно работает, несмотря на незначительное финансирование, чтобы предотвратить распространение вируса. Если вы можете пожертвовать какие-то деньги, пожалуйста, пожертвуйте в Фонд помощи в связи с пандемией COVID-19 на сайте ВОЗ. Встаньте на защиту этого искалеченного мира, помогите тем, кто ухаживает за больными, чей труд является спасительной нитью, которая поможет нам выбраться по ту сторону этих руин.

С теплотой, Виджай.