English Español Português Français Deutsch

Дорогие друзья и подруги,

Приветствую вас из кабинета Tricontinental: Института социальных исследований.

Четверть века назад Виктория Сандино Пальмера вступила в ряды Революционных вооружённых сил Колумбии — Армии народа (Fuerzas Armadas Revolucionarias de Colombia – Ejército del Pueblo, FARC-EP). Ранее она была активисткой коммунистической партии и когда РВСК-АН вышло из подполья в 1990-е она присоединилась к патриотическому полюсу. Но репрессии со стороны того, что она называет “традиционная олигархия” вынудили её уходить в джунгли снова и снова. Виктория Сандино дала ясно понять, что она не была заинтересована в этой войне. “Мы не взяли в руки оружие из-за того, что мы чувствовали необходимость в использовании насилия”, — сказала она мне в 2015. “Мы взяли в руки оружие потому, что мы пытались решить земельный вопрос демократическим путем, но ответом на это стало насилие со стороны государства. Насилие было нам навязано”.

Группа исторической памяти Национального центра исторической памяти (Centro Nacional de Memoria Histórica), базирующегося в Боготе (Колумбия), подсчитала, что в период с 1 января 1958 года по 31 декабря 2012 года в ходе Гражданской войны было убито по меньшей мере 220 000 человек. В этом значимом докладе Национального центра исторической памяти отмечается, что первопричиной этой войны было “присвоение, использование и владение землей”. Оценка этого доклада красноречива: “Те группы, чья экономическая и политическая власть основывалась на владении землёй, путем обмана противостояли аграрной реформе, как и любой попытке демократизировать владение землей или вернуть то, что было украдено. Как в прошлом, так и в настоящем, они использовали как юридические ухищрения, так и насильственные методы, которые включали убийства лидеров и преследование членов крестьянских организаций”. Это подтверждает аргумент Виктории Сандино о том, что насилие было нам навязано.

Почему правительство отнимает права у местного населения и передает их транснациональным корпорациям?”. Мобилизация в департаменте Кауки, 2013. Коммуникационная команда “Патриотического Марша” (Marcha Patriótica).

Наше досье номер 23 (Декабрь 2019) называется Мир, Неолиберализм и политические изменения в Колумбии. Оно было подготовлено группой Колумбийской Критической мысли Института Латиноамериканских исследований факультета социальных наук Университета Буэнос-Айреса. В 2016 году воюющие стороны Гражданской войны подписали в Гаване (Куба) мирное соглашение, которое обещало начать новый период для страны. Виктория Сандино была частью команды РВСК-АН, которая вела переговоры о мирном соглашении. Когда я спросил её, что она будет делать, когда мирное соглашение вступит в силу, она сказала, что её самое большое желание — это воссоединиться с своей собственной семьёй, и что она хочет разыскать дочь своей соратницы Лауры, которая погибла в бою. “Я хочу сказать ей”, — сказала Сандино, — “что её мать была необыкновенной женщиной. Я хочу передать всю любовь, которую я чувствовала к Лауре её дочери”. Но олигархия, во главе с бывшим президентом Альваро Урибе, билась против этого соглашения и победила его на референдуме. Почему крайне правые, во главе с Урибе, так враждебно настроены против мирного процесса, и почему тем самым так преданы делу войны?

Мир, Неолиберализм и политические изменения в Колумбии показывает, что олигархия и их империалистические союзники преданы структуре накопления капитала, которая не только предпочитает войну миру, но и усугубляет корни конфликта. Эта структура включает монополию небольшой группы людей над экономикой страны, включая сельское хозяйство и горнодобывающую промышленность. Земля была милитаризирована, чтобы обезопасить прибыль Колумбийской элиты. Это основная причина войны и главная причина оппозиции олигархии мирному процессу. Вместо мирного процесса колумбийская олигархия предпочла бы Шри-Ланкийское решение — а именно жестокую вооружённую атаку правительства Шри-Ланки не только на Тигров освобождения Тамил-Илама (ТОТИ), но и на преимущественно тамильское население анклава Джафна в 2008-09 годах. К концу этой кампании правительство Шри-Ланки удерживало в концентрационных лагерях более 300 000 гражданского населения (в 2014 ООН учредила трибунал для расследования военных преступлений в Шри-Ланке, но правительство этой страны отказалось сотрудничать с этим расследованием; репортаж, который выпустила ООН повергает в ужас). Именно это предпочли бы Урибе и его сторонники —не мирный процесс, а войну до победного конца.

Национальный марш коренных народностей, май 2016, департамент Кауки, Коммуникационная команда “Патриотического Марша” (Marcha Patriótica).

Война — это логическое следствие системы, основанной на структурном неравенстве. Если подавляющему большинству людей на земле не будет позволено вести достойную жизнь, тогда они восстанут против такого положения вещей. Даже самые скромные протесты (или марши) за то, что кажется разумными требованиями (земельная реформа) сталкивается с тем, что Франц Фанон называл “старый гранитный блок” и ассиметричным насилием. Дороже управлять государством угнетения, чем создать государство равенства, но для олигархии — старого гранитного блока — деньги, потраченные на войну куда более эффективнее чем деньги, потраченные на мир. В своем монументальном труде «Grundrisse» (1857) Карл Маркс писал: “Последствия войны самоочевидны, так как экономически это тоже самое, как если бы нация сбросила часть своего капитала в океан”. С точки зрения общества, войны и репрессии не являются чем-то логичным; с точки зрения капиталистов, войны препятствуют социальной революции, и индустрия войны способствует созданию прибыли. Синоним капитализма — это “перманентная экономика войны”, чья цель не создание безопасности, а бесконечное замораживание классовых отношений. Это основной аргумент нашего нового досье.

Несколько дней назад Стокгольмский международный институт по исследованию проблем мира (SIPRI) выпустил доклад о продаже оружия. Доходы от продажи оружия и военной техники крупнейшими 100 фирмами составили $420 миллиардов в 2018 году, увеличившись на 4,6% по сравнению с 2017 годом. База данных, начатая SIPRI, отслеживает данные с 2002 года. В период с 2002 по 2018 год продажи оружия и военной техники увеличились на 47%. Впервые с 2002 года в пятерку крупнейших продавцов оружия вошли представители Соединенных Штатов Америки: Lockheed Martin, Boeing, Northrop Grumman, Raytheon и General Dynamics. Только эти пять компаний продали оружия и техники на сумму $148 миллиардов долларов, что составляет 35% от общего объема продаж топ-100 фирм. Все американские фирмы вместе взятые продали 59% от общего объема глобальных продаж, что эквивалентно $246 миллиардам долларов. Соединенные Штаты являются крупнейшим поставщиком оружия правительству Колумбии.

Правительства США и Колумбии углубили свои связи с момента создания Плана Колумбия (2001). Южное командование США вводит колумбийских военных в командную структуру Вооруженных сил США. Колумбийские войска регулярно выезжают на американские военные базы для встреч и тренировок, а колумбийские военные чиновники часто посещают Южное командование для углубления сотрудничества (в этом году генерал-майор колумбийской армии Луис Наварро Хименес был гостем Главного Командующего ВМС США адмирала Крейга Фаллера в Дорале, штат Флорида). Предлогом для такого сотрудничества всегда является нечто иное, чем реальность — война с наркотиками и венесуэльские беженцы, в то время как под поверхностью реальная причина заключается в сохранении статус-кво в Колумбии.

“Señor presidente, qué honor estar con usted en este momento histórico” [Сеньор президент какая честь находится с вами в этот исторический момент], 1987. Beatriz Gonzalez / Беатрис Гонсалес. — В память об инциденте во Дворце правосудия в 1985 году, когда бойцы М-19 штурмовали Верховный суд. В ходе военного рейда против них была убита половина судей Верховного Суда.

В одном колумбийская олигархия права: социальные волнения в меньшей степени распространены в милитаризированном обществе. Согласно Научно-популярному образовательному центру (Centro de Investigación y Educación Popular), отмечается рост социального волнения в Колумбии с момента начала мирного процесса в 2012. Поэтому неудивительно, что улицы Колумбии были охвачены крупными забастовками начиная с 21 ноября этого года. Классическая неолиберальная политика президента Ивана Дуке, в том числе сокращение льгот для пенсионеров и рабочих, спровоцировали протесты со стороны профсоюзов, студенческих организаций и, в конечном счете, большинства общества. Дуке и его наставник Урибе призвали к военизированному решению протестов — с полицией на улицах (что привело к убийству, одного из протестующих студентов, Дилана Круза) и проведение рейдов против средств массовой информации и художественных объединений.

Выступление группы Bomba Estéreo на #UnCantoXColombia (Декабрь 2019).

На уличном концерте Bomba Estéreo присоединилась к 250 музыкантам, чтобы петь вместе с протестующими; они пели una patria dormida que ya despertó…nuestra historia puede ser distinta, puede ser mejor (спящая родина, которая уже проснулась… наша история может быть другой, она может быть лучше).

Габриэла Нгирманг из небольшого островного государства Палау знает, что значит противостоять гранитному блоку; когда она и её товарищи продвигали антиядерную Конституцию, они испытали сильное сопротивление многих, включая правительство Соединенных Штатов. Когда Конституция была принята на голосование в 1979 году, за нее проголосовали 92% жителей Палау. США хотели значительную часть этого тихоокеанского острова для своей ядерной программы, в том числе для хранения оружия. Давление со стороны Вашингтона вынудило народ Палау голосовать на плебисците пятнадцать раз в период с 1979 по 1994 год (когда Палау находился под опекой США), чтобы сохранить целостность своей Конституции. Первый президент Палау, Харуо Ремелик, был убит в 1985 году, а в дом Нгирманги была брошена зажигательная бомба. Антиядерная сторона потерпела поражение. Сегодня Соединенные Штаты контролируют военные и дипломатические дела государства Палау. Американские солдаты вернулись на Палау в апреле 2019 года впервые спустя тридцать семь лет.

Если захочешь мира, получишь войну; если захочешь войны, разбогатеешь.

С теплотой, Виджай.