English Español Português Français Deutsch

Papa Imillas / Папа Имийяс. Roberto Mamani Mamani / Роберто Мамани Мамани.
Papa Imillas / Папа Имийяс. Roberto Mamani Mamani / Роберто Мамани Мамани.

Дорогие друзья и подруги,

Приветствую вас из кабинета Tricontinental: Института социальных исследований.

Жанин Аньес, «президент» Боливии, вошла в Сожженный Дворец (Palacio Quemado) с огромной Библией в руках. “Библия вернулась во Дворец”, — сказала она, захватив власть. Партия Аньес, Movimiento Demócrata Social, набрала только 4% голосов на президентских выборах 2019 года, и она не находилась в прямой линии преемственности. Движение к Социализму (Movimento al Socialismo, MAS) контролировало большинство в парламенте, и его спикеры — Адриана Сальватьиерра и за ней Моника Ева Копа — стояли впереди неё на очереди преемственности. Тем не менее, состоялось парламентское голосование, без партии большинства, поскольку депутаты MAS остались дома из-за страха за свои жизни, в ходе которого Аньес взяла власть. Военные поддержали её. Вскоре после этого Соединенные Штаты и Бразилия освятили эту христианку-фундаменталистку в качестве президента.

Генералы стояли рядом с Аньес, в то время как она произносила клятву. Неподалёку находился Луис Фернандо Камачо, чья политическая партия (Movimiento Nacionalista Revolucionario) набрало всего 0,69% на президентских выборах. Тем не менее его роль была значительной. Он является лидером Гражданского комитета Санта-Круса (Comité Cívico de Santa Cruz) и Союза Молодежи Санта-Круса (Unión Juvenil Cruceñista) — обе организации с оттенками про-делового фашизма. Камачо последовал вслед за Аньес во дворец. В руках он держал распятие. “Пачамама никогда не вернётся во дворец”, — сказал он. “Боливия принадлежит Христу”.

Аньес с Библией, 2019.
Аньес с Библией, 2019.

Под вулканическим извержением Аньес и Камачо находится лавоподобный рост правого евангелистского движения. На президентских выборах 2019 года Аньес не была знаменосцем евангелизма. Чи Хен Чун (набравший почти 9% голосов) и Виктор Уго Карденас (набравший 0,41% голосов) имели самые сильные евангелистские позиции. Во время предвыборной борьбы именно Чи называли “боливийским Болсонару”. Боливийский социолог Хулио Кордова Вильясон показал, что эти люди – Чи и Карденас – стерли разделение между Церковью и государством и полагались на обширную сеть евангельских церквей и телевизионных программ для ведения своих кампаний. После выборов Хулио Кордова сказал, что именно Камачо, человек, который возвел Аньес на пост президента, узаконил свой авторитаризм через “религиозный дискурс в стиле Жаира Болсонару”.

El rapto de Europa / Похищение Европы, 2019. José Tola / Хосе Тола.
El rapto de Europa / Похищение Европы, 2019. José Tola / Хосе Тола.

Жаир Болсонару, президент Бразилии, как Камачо и другие, укоренен в эти транснациональные евангелистские нео-пятидесятнические структуры. Но это является проблемой не только фундаменталистских версий христианства — таких как нео-пятидесятничество; существуют свидетельства со всего мира о таких авторитарных религиозных движениях, которые пропитаны ненавистью и укоренены в восхвалении военных и капитализма. Ничего удивительного, что индийский премьер-министр Нарендра Моди, который вышел из собственного авторитарного религиозно-политического движения, пригласил Болсонару быть главным гостем на параде Дня Республики Индии, 26 января 2020 года. Мало что отличает фашистскую организацию Моди, Раштрию Сваямсевак Сангх (RSS), и его Вишва Хинду Паришад (ультраправая индуистская националистическая организация — прим. перевод.) от набожных движений Джамаат Таблиг (запрещённая в РФ религиозная организация — прим. перевод.) (с миллионами мусульманских последователей) и этих нео-пятидесятнических образований. Существует многое, что их объединяет.

Наши исследователи из Буэнос-Айреса (Аргентина) и Сан-Паулу (Бразилия) разработали предварительную теорию этих нео-пятидесятнических движений Южной Америки. Команда из Буэнос-Айреса опубликовала доклад (на испанском) о Евангелистском Вопросе, в то время как команда из Сан-Паулу произвела ещё не опубликованный документ о восхождении нео-пятидесятничества в Бразилии (Андре Кардосу и Фабио Миранда, «Contribuições para entender o crescimento pentecostal e os desafios para o campo popular» (Работы для понимания роста пятидесятничества и его вызовы для общества).

Одной из общих черт этих исследований из Аргентины и Бразилии является то, что эти движения растут с астрономической скоростью, удвоившись за двадцать лет. В обеих странах эти движения перешли в избирательную сферу, где они начали определять “евангелистский голос”. Эта консолидация евангелизма в политике поляризует слои рабочего класса и крестьянства. Наблюдения, полученные из двух наших офисов, очень близки друг к другу, и оба они указывают по крайней мере на пять особенностей этих движений:

  • Сердце бессердечного мира. На протяжении двух последних десятилетий, с ростом социального неравенства, покупательская способность городской и сельской бедноты снизилась, в то время как время и деньги на проведение досуга сократились. С сокращением социальных расходов, сократилась и финансируемая государством общественная деятельность. Это означало, что в районах проживания бедноты исчезли коммерческие и финансируемые государством возможности для социальной жизни. Рядом с бразильскими фавелами витрины магазинов теперь занимают ряды нео-пятидесятнических церквей, винные лавки и несколько ресторанов. Именно эти нео-пятидесятнические церкви теперь действуют как одни из ключевых мест социальной жизни в этих рабочих кварталах, и как агентство по трудоустройству для их членов. По мере того как Церковь становится центром общественной жизни, включая уроки музыки, она привлекает в свои ряды молодежь. Мало что другое доступно для рабочего класса.
  • «Гендерная идеология». В Южной Америке усилилось феминистское движение, в особенности движение за право на аборт. Как реакция на это, эти религиозные течения сконсолидировали свой патриархальный ответ. Их аргумент заключается в том, что элиты пытаются колонизировать семьи бедных разрушая авторитет отца. Эти движения благочестия и их политические союзники рутинно отстаивают патриархальные отношения к женщинам, пытаясь ретроактивно контролировать все аспекты их жизни, держать их подчиненными и покорными.

Лидер RSS, Мохан Бхагват, часто говорит, что женщины не должны работать и что они должны полагаться на своих мужей. Но ставя фигуру Отца на пьедестал, эти движения переносят свой авторитарный этос Сильного Лидера в самое сердце семьи.

Blood and Spit / Кровь и слюна, 2009. T. V. Santhosh / Т. В. Сантош.
Blood and Spit / Кровь и слюна, 2009. T. V. Santhosh / Т. В. Сантош.
  • Расизм. Заявление Камачо о том, что Пачамаме, андинскому духовному концепту коренных народов, нет места в президентском дверце Боливии, является одним из миллионов подтверждений глубокой ненависти, которое это течение евангелизма имеет к любой форме жизни, которая противоречит их принципам. И Аньес, и Камачо отпускали расистские замечания о коренных народностях Боливии, чьи верования они считают “сатанинскими”. Взгляды RSS о мусульманах и адиваси (аборигенные жители Индии) и взгляды Джамаат Таблиг о вероотступниках (муртады) зеркально отображают эти воззрения.
  • Сделано в США. Наши команды из Буэнос-Айреса и Сан-Паулу показывают, что эти формы евангелизма были экспортированы из Соединенных Штатов. Антрополог Рита Сегато предположила, что предпринимались согласованные усилия по экспорту этой формы религиозности в страны глобального Юга в качестве средства дезориентации и фрагментации рабочего класса и крестьянства и подрыва национально-освободительных движений. Действительно, в 1960-х годах Соединенные Штаты, Саудовская Аравия и другие страны проталкивали узкую и удушающую форму ислама через Всемирную Исламскую лигу, чтобы подорвать рост социалистических движений от Индонезии до Северной Африки. Незадолго до казни египетский лидер «Братьев-мусульман» (запрещённая в РФ организация — прим. перевод.) Саид Кутб назвал свою организацию частью тенденции, которую он назвал “американским исламом”.

Доказательства точки зрения Сегато пришли к нам десять лет назад, когда доктор Капья Каома и Партнеры по Политическим Исследованиям (Political Research Associates) показали, как консервативные евангелисты США — при поддержке правительства США — продвигали повестку гомофобии в Африке (Кения, Нигерия и Уганда). Неудивительно, что эти течения — включая течение, возглавляемое Аньес и Камачо, — тесно связаны с военными и империализмом. Даже если толчок исходит от американских евангелистов или — в случае с этим “американским исламом” — от ЦРУ, он находит своих собственных союзников среди правящих элит и других, которые продвигают эту повестку дня, укорененную в старых религиозных формах, но превращенную в оружие для своих собственных целей.

“Это не Индия твоего папы”, Протест в Нью-Дели, декабрь 2019.
“Это не Индия твоего папы”, Протест в Нью-Дели, декабрь 2019.

Именно из этого ожесточенного течения авторитарного нео-индуизма правительство BJP в Индии приняло законопроект «О гражданстве (поправка)», который подрывает право мусульман быть индийскими гражданами; и именно этим объясняются его действия в Кашмире, и теперь в некоторых частях Северо-Востока Индии, и полицейские рейды на студентов Алигархского мусульманского университета (Уттар-Прадеш) и Университета Джамии Миллии Исламии (Нью-Дели).

  • Евангелие преуспеваемости. Нео-пятидесятнические церкви и нео-индуистские гуру оперируют среди людей, которые часто являются беднейшими из беднейших, и все же именно среди этих социальных групп они продвигают «Евангелие преуспеваемости». Дело не только в том, что эти тенденции используют возможности современного мира — СМИ и рынок — для достижения своих целей; дело в том, что они пропагандируют ценности неолиберализма среди рабочего класса — будь предпринимателем, не становись членом профсоюза.
Caravane / Караван, 2011. Hassan Hallaj / Хасан Халлаж.
Caravane / Караван, 2011. Hassan Hallaj / Хасан Халлаж.

Эти движения опираются на старые традиции, но они переодевают их для неолиберальных времен. Дело не в том, что они обеспечивают необходимый духовный антидот для населения, лишенного социальной жизни из-за атаки неолиберализма; существуют и другие формы “духовного” утешения, формы социального сосуществования, которые являются светскими и прогрессивными. Дело в том, что в то время, как институты культуры рабочего класса быстро разрушаются во многих странах эти формы — включая собрания соседей и профсоюзов — теперь переполнены хорошо финансируемыми религиозно ориентированными движениями. Подлинная социология этих нео-религий не должна избегать заглядывания в темные углы, где сидят правящие элиты и выписывают чеки на их поддержку; под ярким светом мы видим рабочий класс, который входит спотыкаясь и ищет душу в бездушных условиях, но свет так ярок, что они часто не могут увидеть, что происходит в углах.

Aye subh ke ghamkharo, is raat se mat darna.
Jis haat me khanjar hai, us haat se mat darna.

Ищущий рассвета, не бойся ночи,
Ни руки, которая держит кинжал. 

Страх является этосом этой неолиберальной религиозности. Пакистанский поэт, Ахмет Фараз, видел этот страх и отмахивался от него. Он проповедовал храбрость.

Одним из храбрых является Эво Моралес, ныне находящийся в изгнании в Аргентине. Когда он был в Мехико (Мексика), то он поговорил с Гленом Гринвальдом из The Intercept о перевороте в Боливии, и о социальных силах, действующих в Южной Америке. Пожалуйста, посмотрите:

С теплотой, Виджай.